Человек и человекообразные обезьяны

ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫЕ ОБЕЗЬЯНЫ И ЧЕЛОВЕК

Следующим семейством узконосых обезьян является семейство гоминид, понгид или человекообразных обезьян в прямом смысле этого слова. Это самые крупные из приматов, и у них самый большой головной мозг. Этот фактор делает их самыми умными из всех низших животных.

Существует четыре вида высших обезьян. Это, в порядке возрастания веса, гиббоны, шимпанзе, орангутанги и гориллы. Гиббоны, которые делятся на несколько видов, имеют рост меньше трех футов и вес 20 — 30 фунтов. Более того, в процессе эволюции они приобрели некоторые черты широконосых обезьян. Хотя у гиббонов нет хвостов, их передние конечности гротескно вытянуты в длину. Они пробираются по кронам деревьев, стремительно перебирая руками, за что их очень любят в зоопарках. Не удивительно, что длинные руки и маленькое тело не располагают к развитию интеллекта. Действительно, в этом отношении гиббоны уступают остальным человекообразным обезьянам.

Остальные три вида понгид приближаются своим весом к человеку или даже превосходят его. Их объединяют названием «крупные обезьяны». Головной мозг орангутанга весит приблизительно 340 г, мозг шимпанзе — 380 г, а мозг гориллы — 540 г. Из всех перечисленных обезьян самыми умными являются шимпанзе. У горилл больший вес мозга нейтрализован большей мышечной массой.

Схожесть высших обезьян (особенно шимпанзе) с человеком настолько разительна и очевидна, что понгид часто называют человекообразными обезьянами. Тем не менее, между ними и человеком столь большая разница, что мы, не впадая в излишнее самомнение, можем с полным правом выделить человека, представителя узконосых обезьян, в отдельное семейство — семейство гоминид. Несколько миллионов лет назад люди откололись от основной ветви развития приматов, которая привела к появлению современных обезьян. Именно из этой отколовшейся ветви развились первые гоминиды. Гоминиды полностью и окончательно овладели прямохождением. Задние конечности полностью специализировались для стояния и ходьбы, и вызывает удивление, если человек может сделать что-то с помощью своих неуклюжих и маленьких пальцев ног. Гоминиды стали двурукими, и их передние конечности не предназначены, как у гиббонов, для выполнения какой-то одной функции. Произошла только одна специализация — противопоставление большого пальца руки, которая сделала человека «мастером на асе руки».

Потеря необходимых инструментов снова поставила на повестку дня развитие головного мозга. Своими размерами гоминиды превзошли гиббона, сравнялись или превзошли шимпанзе. Гоминиды никогда не стали такими же тяжелыми, как орангутанги или гориллы, но мозг их увеличился в размерах почти гротескно. Мозговой череп стал большим, лицо съежилось.

Череп самого древнего животного, которое можно отнести к гоминидам, был обнаружен в Танганьике в 1959 году. Этому созданию было присвоено наименование зинджантроп (восточно-африканский человек). Череп зинджантропа намного примитивнее, чем череп живущего ныне человека, но более развит, чем череп любой из живущих в настоящее время обезьян. Вместе с окаменелостями зинджантропа были найдены орудия труда. Следовательно, зинджантроп умел делать орудия и заслуживает наименование «гоминиды» как в зоологическом, так и в культурном смысле. В 1961 году, по скорости распада радиоактивного калия, был определен возраст пород, в которых были найдены окаменелости древнейшей гоминиды. Оказалось, что остаткам около 1 750 000 лет. Это очень удивило ученый мир, поскольку до того времени считали, что первые человекообразные существа, изготовлявшие орудия труда, появились около полумиллиона лет назад. Однако данные о возрасте зинджантропа противоречивы, поэтому последнее слово в этом отношении пока не сказано.

Зинджантроп — это пример гоминиды с маленьким мозгом. Были найдены ископаемые остатки подобных первобытных существ, названных по местам находок Яванским и Пекинским человеком. Мозг этих человекоподобных существ был малым только в сравнении с мозгом современного человека, и, конечно, если бы зинджантроп ожил, то в нашем обществе его череп казался бы нам не больше булавочной головки. Тем не менее, вес его головного мозга достигал килограммовой отметки, что почти в два раза больше веса мозга любой из ныне живущих человекообразных обезьян.

Как бы то ни было, семейство гоминид продолжало эволюционировать, причем акцент развития был сделан на головной мозг. Наконец, на Земле появилось существо, которое с полным правом можно назвать гоминидой с большим мозгом, и именно это существо выжило в процессе эволюции и приняло эстафету власти над миром. Сегодня (и это положение сложилось уже на заре истории) эти гоминиды представлены одним-единственным видом — «гомо сапиенс», то есть человеком разумным, которого мы называем современным человеком.

Вид «гомо сапиенс», существующий в наши дни, не является гоминидой с самым большим головным мозгом. Рекордсменом в этом отношении можно считать кроманьонца (скелет этого первобытного человека был впервые найден в местности Кро-Маньон во Франции). Даже у неандертальца (скелет которого был впервые найден в долине реки Неандер в Германии) головной мозг был тяжелее, чем у современного человека, хотя неандерталец считается более примитивным существом, чем мы с вами. Существует мнение, что улучшение нашего головного мозга проявилось не в увеличении его веса, а в появлении участков, ответственных за абстрактное мышление. Эти участки больше и лучше развиты у современного человека, чем у неандертальца.

(Есть, однако, ученые, которые считают, что мозг человека уже достиг пика своего развития, и в настоящее время начинается его регресс.) В обоснование своей теории эти ученые выдвигают следующее объяснение. В настоящее время все члены общества, вне зависимости от своего ума, получают выгоды от достижений немногих интеллектуалов, которые вынуждены влачить жалкую жизнь среди своих не слишком интеллектуальных сограждан. Давление эволюции в настоящее время приводит к упадку интеллекта в массе населения. Это слишком пессимистичный взгляд на вещи, во всяком случае я на это надеюсь.

У современного человека головной мозг при рождении весит около 350 г, что соответствует весу головного мозга взрослого орангутанга. По достижении зрелости человек становится обладателем головного мозга со средним весом 1450 г. Средний вес мозга женщины приблизительно на 10% меньше веса мозга мужчины, но при этом надо учесть, что у женщины меньше и масса тела, и нет оснований полагать, что какой-то из полов умнее другого. Надо сказать, что среди людей вообще существуют большие колебания веса мозга, что не отражается заметным образом на умственных способностях. Головной мозг русского романиста Ивана Тургенева весил более двух килограммов, а вес мозга другого, также достаточно известного писателя, Анатоля Франса, не достигал и 1200 г.

Но это крайности. Любой мозг, который весит меньше 100 г, очевидно, не достигает некоторой критической массы, минимально совместимой с нормальным интеллектом, и носитель такого мозга будет, без всякого сомнения, страдать каким-либо ментальным дефектом. С другой стороны, существуют такие больные, у которых вес мозга нормален или даже превышает норму. Таким образом, один только вес мозга без исследования состояния интеллекта ничего не может сказать нам об интеллектуальных способностях человека.

Если считать средний вес тела равным 150 фунтам, а средний вес головного мозга равным 3,25 фунта, то на каждый фунт веса мозга придется приблизительно 50 фунтов веса тела. То есть каждый фунт головного мозга управляет, если можно так выразиться, 50 фунтами тела. Это очень необычная ситуация. Сравните это соотношение с соотношением, характерным для человекообразных обезьян, наших ближайших конкурентов по интеллекту. Один фунт головного мозга шимпанзе отвечает за 150 фунтов веса тела шимпанзе. Можно сказать, что соотношение мозг/тело у шимпанзе равен 1/150, в то время как у гориллы этот индекс снижается до 1/500. Надо сказать, что некоторые мелкие обезьяны, и даже колибри, обладают куда большим индексом мозг/ тело. У некоторых мартышек это соотношение доходит до 1/17,5. Если бы эти обезьяны были размером с человека, то их головной мозг весил бы около 8,5 фунта. В действительности мозг таких обезьян настолько мал, что они не обладают, в силу недостаточной массы коркового вещества, высокими интеллектуальными способностями, несмотря на высокое отношение массы мозга к массе тела.

У двух типов животных головной мозг весит значительно больше, чем у человека. У самых больших слонов вес головного мозга достигает 6000 г, а у самых крупных китов вес мозга может доходить до 9000 г. Однако этим мозгам приходится управлять телами громадной массы. Мозг слона весит всего лишь в четыре раза больше мозга человека, в то время как сам слон превосходит человека весом, вероятно, в сто раз. В то время как один фунт нашего мозга управляет 50 фунтами нашего тела, мозг слона управляет почти половиной тонны тела. Крупные киты находятся в еще худшем положении — каждый фунт их мозга приходится приблизительно на пять тонн веса тела.

Человек в этом отношении попал точно в золотую середину. Любое животное, мозг которого весит больше, имеет настолько большое тело, что их интеллект не может сравниться с нашим. Напротив, у животных, у которых отношение мозг/тело больше нашего, обладают таким маленьким мозгом, что он не способен обеспечить их интеллектом, сравнимым с нашим.

По интеллекту нам нет равных в природе, мы остались в полном одиночестве, хотя, быть может, это и не совсем так. Возможно, есть одно исключение из этого правила. Оценивая интеллект китов, мы поступаем не совсем честно, сбрасывая со счетов более мелких представителей этого отряда млекопитающих. Например, можно точно так же оценивать интеллект приматов по умственным способностям гориллы, не обращая внимания на более мелкого представителя этого же отряда — человека. Но что можно сказать о головном мозге дельфинов и морских свиней, пигмеев по сравнению с их родственниками — гигантскими китами? Некоторые из этих животных размерами и весом не превосходят человека, но их головной мозг весит несколько больше (до 1700 г) и имеет больше извилин.

На основании одного только этого факта нельзя, конечно, делать вывод о том, что дельфин умнее человека, поскольку не решен еще вопрос о внутренней организации его мозга. Мозг дельфина (как, например, мозг неандертальца) может быть ориентирован на решение проблем, которые мы относим к «низшим функциям».

Единственный способ правильно ответить на этот вопрос — постановка корректного эксперимента. Некоторые исследователи, из которых стоит особо выделить Джона К. Лилли, утверждают, что интеллект дельфина вполне сравним с нашим, что дельфины в своем общении употребляют такие же сложные речевые паттерны, как и люди, и что поэтому вполне возможно установление межвидовой коммуникации, межвидового общения. Если это так, то это будет одним из величайших событий человеческой истории. Правда, данные исследований противоречивы, и нам остается только ждать и надеяться.

Почему у людей отвалились хвосты — и как мы за это расплачиваемся

Ученые в разные годы выдвигали гипотезы о том, почему так произошло, но лишь сейчас приблизились к разгадке тайны. Они обнаружили так называемый «странствующий фрагмент ДНК», который, по их мнению, как раз и обусловил исчезновение хвоста у некоторых приматов более 20 млн лет назад. За 40 млн лет до этого все обезьяны были хвостатыми, но потом кое-какие их разновидности постепенно избавились от «длинного копчика».

Как известно, хвостов не имеют человекообразные обезьяны — гориллы, орангутанги и шимпанзе. Ученые полагают, что это — результат случайной мутации, которой подверглись предки перечисленных видов. Казалось бы, с точки зрения эволюции укорачивание хвоста вплоть до полного исчезновения должно было восприниматься как дефект, но почему-то «дефектные» особи не только выжили, но и активно передавали свой «бесхвостый» ген потомству.

Читайте также  Борьба с нематодой

Впоследствии этот ген закрепился и стал нормой. На ранней стадии формирования эмбриона у человека еще можно разглядеть хвост, но в процессе внутриутробного развития он срастается с позвоночником, образуя копчик.

Сотрудники Медицинской школы Нью-Йоркского университета, изучив свыше 30 генов различных животных, обнаружили в гене под названием TBXT «прыгающие» элементы под названием Alu, которые способны перемещаться, — то есть устраивать генетический сдвиг. Такие же «прыгуны» были выявлены и у человекообразных обезьян.

Alu-элементы могут вмешиваться в генетические процессы и даже менять всю структуру гена целиком. В человеческой ДНК, по данным исследователей, их доля составляет около 10%.

Ген TBXT, который изучали в университете Нью-Йорка, влияет на выработку белка, получившего название brachyury — от греческого «короткий хвост». А на него, в свою очередь, оказывают влияние Alu-элементы. У обезьян их, как выяснили ученые, два, и они склеиваются между собой, образуя петли. Эти «склейки» воздействуют на TBXT, а он — на длину хвоста.

В ходе экспериментов выяснилось, что эмбриональные стволовые клетки человека производят две версии одного гена: одну подлиннее, другую — покороче. Когда ученые удалили из клетки «прыгающий» элемент, исчезла и укороченная версия гена TBXT.

Опыты на лабораторных мышах показали, что грызуны с двумя копиями укороченной версии гена погибают, а те, у кого представлены обе версии, имеют хвосты разной длины: некоторые — почти нормальные по мышиным меркам, а другие — нечто толком незаметное.

Проанализировав собранные данные, ученые пришли к выводу, что укороченная версия TBXT не дает хвосту полноценно развиваться. Вероятно, именно эта мутация и стала ключевым фактором укорачивания (и в конечном счете полного исчезновения) хвостов у многих человекообразных обезьян 20-25 млн лет назад.

Правда, у мутации, оставившей человека без хвоста, есть опасный побочный эффект — проблемы с нервной трубкой (это зачаток центральной нервной системы, формирование которого начинается через 16 суток после оплодотворения). У лабораторных мышей, которых генетики модифицировали в поисках причин «пропажи» хвоста, эти проблемы провоцировали врожденные пороки спинного мозга и анэнцефалию — отсутствие больших полушарий головного мозга и костей свода черепа.

Анэнцефалии подвержен и человеческий род. По статистике, этот внутриутробный порок поражает примерно один из 10 тысяч эмбрионов. В 75% случаев плод продожает развиваться, и ребенок появляется на свет живым — хотя и фактически без мозга. Срок жизни таких детей варьируется от нескольких часов до нескольких дней.

Американские генетики предположили, что пороки развития спинного мозга и анэнцефалия — плата приматов за избавление от хвоста. «Мы всё еще чувствуем эхо тех событий. Но наши предки нашли какую-то выгоду от потери отростка», — заявил один из авторов исследования, профессор Итаи Янаи.

Как именно Alu-элементы, влияя на ген TBXT, провоцируют дефекты нервной трубки, ученым еще предстоит выяснить. С этой целью они начали анализировать геномы людей, родившихся с рудиментарными хвостами, чтобы обеспечить себе материал для сравнения.

Ранее исследователи выдвинули куда более простую версию исчезновения хвоста у приматов, — связали его с прямохождением, из-за которого изменилась вся система поддержания равновесия, и хвост попросту стал не нужен.

По расчетам аналитиков, человек при ходьбе на двух ногах тратит на 25% меньше энергии, чем если бы он передвигался на четвереньках, при этом держа голову поднятой (глядя вперед), — во втором случае как раз очень пригодился бы хвост для противовеса.

Станислав Дробышевский

Человек, как любое биологическое существо, прошел длительный путь своей эволюции. В принципе этот путь можно начинать отсчитывать с докембрийских времен, буквально начиная с бактерий, с РНК-мира. Обычно эволюционный путь человека начинают отсчитывать либо с появления приматов, либо с начала появления прямохождения.

Масса признаков, которые многим людям кажутся сугубо человеческими, относят человека на самом деле в далекое-далекое прошлое. Например, икота, зевота — это наследие чуть ли не рыб. Соответственно, если приблизиться к современности, то основные этапы эволюции приматов заключаются в том, что 65 миллионов лет назад появился отряд приматов (как и большинство отрядов других млекопитающих), в последующем было несколько ступеней радиации (увеличения разнообразия), и порядка 25–26 миллионов лет назад появились человекообразные обезьяны. Они довольно сильно отличались от современных. Это весьма существенно, поскольку часто люди считают, что существует человек и некая абстрактная обезьяна. На самом деле обезьяны крайне разнообразны. И эти древнейшие человекообразные по многим признакам были похожи на современного человека больше, чем современные шимпанзе похожи на этих самых древних обезьян. Другими словами, человек в своем строении сохранил массу очень примитивных особенностей.

Те человекообразные обезьяны, которые возникли первыми, назывались проконсулами. Они благополучно жили в тропических лесах Африки, но около 10–12 миллионов лет назад начались существенные изменения климата: он стал холоднее и заметно суше, и большие дождевые тропические леса, которые покрывали почти всю Африку, кроме самого севера и самого юга, стали постепенно исчезать. И у обезьян, которые жили в этих лесах, было три варианта дальнейшей судьбы: либо вымирание — большинство видов человекообразных обезьян ему последовало, и от них остались одни кости, либо жизнь в тех лесах, которые еще сохранялись в Африке. Дождевые тропические леса есть в Центральной и Западной Африке. Сейчас там живут гориллы и два вида шимпанзе: обыкновенный шимпанзе и бонобо (карликовый шимпанзе). Интересно отметить, что гориллы и шимпанзе тоже эволюционировали. Они не полностью повторяют строение тех приматов, которые жили 10–15 миллионов лет назад, и они изменились по некоторым параметрам сильнее, чем мы в сравнении, скажем, с проконсулами, которые жили 20 миллионов лет назад. Но человекообразные обезьяны тропических дождевых лесов — это в своем роде пик эволюции, поскольку как они жили, так они там и остались. Третий вариант — это выход в саванны, образовавшиеся на месте дождевых тропических лесов. Причин перехода в саванны было достаточно много. Но по совокупности признаков так получилось, что выгоднее оказалось ходить на двух ногах по саванне, потому что в саванне тело и голова меньше перегреваются, лучше смотреть поверх травы, легче носить детенышей, добычу. И, соответственно, те человекообразные обезьяны, которые вышли в саванну и стали двуногими, называются австралопитеками.

Австралопитеки в прямоходящем варианте известны со времени примерно 7 миллионов лет назад. Древнейший двуногий примат — это сахелантроп, найден в Северной Африке, в республике Чад. Группа австралопитеков со времени от 7 до 4 миллионов лет называется ранние австралопитеки. Они были по всем признакам теми же самыми обезьянами, но только с маленькими клыками, не особо выступающими, и с более-менее вертикальным положением тела — они не были все же полностью прямоходящими. Они с тем же успехом могли лазить по деревьям, по-прежнему, как их предки; могли иногда бегать и на четвереньках. Самая замечательная находка, сделанная в 1994 году и гораздо позже, через 15 лет, описанная полноценно, — это скелет ардипитека. Практически целый скелет, по которому видна масса особенностей этих ранних австралопитеков.

Ко времени около 4 миллионов лет назад эти австралопитеки доэволюционировали до стадии грацильных австралопитеков. Это были существа от метра до полутора метров ростом. В их строении было замечательное сочетание: ниже головы они были почти уже люди, хотя еще с обезьяньими чертами, а вот голова была еще, по сути, обезьянья. Ну и самое главное — у них был еще обезьяний объем мозга. Те же 400–500 грамм, так же как у шимпанзе и горилл. Эти существа еще орудия труда не изготовляли. Однако, поскольку они были уже полноценно прямоходящие — наследие четвероногих уже у них выветрилось, — руки у них были свободны, и они ими что-то делали. Что конкретно они делали — науке еще пока неизвестно, но поскольку и современные шимпанзе изготавливают орудия труда и используют их, то, видимо, на том же уровне были грацильные австралопитеки. Они известны по Северной Африке немного, и очень много есть находок в Восточной и Южной Африке.

Порядка 2,5 миллионов лет назад произошло новое изменение климата в том же направлении: климат стал еще суше, еще холоднее. Хотя заморозков не было, но стало холоднее. Появились еще более открытые пространства. И вот эти грацильные австралопитеки дали две основные линии: массивные австралопитеки (тупиковая линия) и так называемые ранние Homo, часть из которых стала нами. Массивные австралопитеки хотя и не являются нашими предками, но интересны, поскольку это такой альтернативный путь развития — специализация питания грубой растительной пищей. У них были огромные тяжелые челюсти, массивные жевательные мышцы, огромные зубы. Но около миллиона лет назад они благополучно вымерли. Соответственно, вторая группа — так называемые ранние Homo. Чаще и шире они известны как Homo habilis (человек умелый), как вариант — Homo rudolfensis (человек рудольфский). Различие между этими терминами не особо важно. Они мало отличались чисто морфологически по строению от грацильных австралопитеков, но замечательно, что с них начался бурный рост головного мозга. Они начали первые изготавливать орудия труда, и 2,7 миллиона лет назад появляются первые каменные орудия труда. Ко времени 1,8 миллиона лет назад у них начался очень бурный рост головного мозга, и кисть стала приспособленной к изготовлению каменных орудий.

Отсюда начинается совсем уже магистральная линия в сторону нас, поскольку с датировками примерно 1,5 миллиона лет есть следы использования огня (правда, не все археологи признают их за достоверные) и даже чуть древнее, 1,75 миллиона лет назад, древнейшие следы жилища в Танзании. Около 1,8 миллиона лет назад люди покинули пределы Африки. Это была уже так называемая стадия Homo ergaster (человек работающий). В последующем люди расселялись по тропической зоне — это Homo ereсtus (человек прямоходящий), хотя прямохождение возникло за много миллионов лет до этого, путающее многих название появилось в силу порядка открытия древних гоминид. И они явились носителями новой культуры, так называемой ашельской индустрии, более продвинутой. Порядка 400 тысяч лет назад появился новый вид — Homo heidelbergensis (человек гейдельбергский). Он отличался тем, что заселил уже умеренные области, то есть области с умеренным климатом, и его размер мозга был уже примерно как у нас.

Период 130–150 тысяч лет назад до 40 тысяч лет назад — это время так называемых палеоантропов, из которых самые известные — неандертальцы, жившие в Европе и западной Азии. Их много найдено, они лучше известны. Но магистральная линия, которая к нам ведет, развивалась в Африке. И в интервале времени от 200 тысяч лет до 40 тысяч лет назад в Африке на основе поздних гейдельбергенсисов и палеоантропов сложился вид Homo sapiens, который ко времени от 80 до 50 тысяч лет назад — пока точная датировка остается неизвестной — вышел в очередной раз за пределы Африки и заселил уже практически окончательно всю планету. И ко времени около 40 тысяч лет назад мы практически везде, кроме Америки и Полинезии, находим уже полностью современного человека.

Читайте также  Снегозадержание на полях

В настоящее время самая актуальная область антропологии — это поиск связей предков современного человека с какими-то другими древними людьми, которые существовали параллельно с нашими предками на планете. Известно, что наши предки возникли в Африке, а, скажем, в Европе в то же самое время жили неандертальцы. А в Азии жили какие-то свои группы палеоантропов, которые какого-то единого названия до сих пор почему-то не имеют, но в последнее время распространился термин «денисовцы», по одной из находок на Алтае. И в настоящее время актуальнейший вопрос: насколько наши предки смешивались или не смешивались, в каких процентах они смешивались с этими неандертальцами, денисовцами? В Африке есть подозрение, что жили какие-то странные гоминиды, какие-то еще древние люди и тоже давали примесь к нам. И насколько это влияние было большим и что оно нам дало? Пути нашей эволюции и эволюции неандертальской, денисовской были заметно разные. Например, у одних преимущественно рос головной мозг, у других что-то другое. И популяции, обмениваясь генами, вступая в браки и давая метисов, взаимно обогащались. И, более того, в современном населении процент примеси везде неодинаков. В Африке есть примесь каких-то своих африканских форм, по всему миру есть неандертальская примесь. В Меланезии, Океании, Австралии есть примесь денисовцев. И вот это сейчас самый актуальный пик антропологии — разбирательства, кто с кем перемешивался и насколько это было значимо.

В настоящее время эволюция человека известна достаточно полно. На самом деле в последние годы, с 90-х годов XX века и дальше, антропогенез известен уже практически детально. Находки последних десятилетий XX века и первых десятилетий XXI уже не дополняют картину чем-то сверхновым, а заполняют только промежутки между промежутками. И замечательно, что в последнее время антропогенез дополнился новейшими разработками, технологиями, исследованиями генетики, выявлением деталей питания древних людей. И приятно, что мозаика наших знаний о древнем человечестве становится все более и более полной.

Человекообразные обезьяны и человек — сходство и различия. Виды и признаки современных человекообразных обезьян

Человекообразные обезьяны (антропоморфиды, или гоминоиды) относятся к надсемейству узконосых приматов. К ним, в частности, относятся два семейства: гоминиды и гиббоновые. Строение тела узконосых приматов аналогично человеческому. Это сходство человека и человекообразных обезьян является основным, позволяющим относить их к одному таксону.

человек и человекообразные обезьяны

Эволюция

Впервые человекообразные обезьяны появились в конце олигоцена в Старом Свете. Это было примерно тридцать миллионов лет назад. Среди предков этих приматов наиболее известны примитивные гиббонообразные особи – проплиопитеки, из тропиков Египта. Именно от них далее возникли дриопитеки, гиббоны и плиопитеки. В миоцене случилось резкое увеличение количества и разнообразия видов существовавших тогда человекообразных обезьян. В ту эпоху отмечалось активное расселение дриопитеков и прочих гоминоидов по территории Европы и Азии. Среди азиатских особей были предшественники орангутанов. В соответствии с данными молекулярной биологии человек и человекообразные обезьяны разделились на два ствола порядка 8-6 миллионов лет назад.

Находки ископаемых

Древнейшими известными человекообразными считаются руквапитеки, камойяпитеки, моротопитеки, лимнопитеки, угандапитеки и рамапитеки. Некоторые ученые придерживаются мнения о том, что современные человекообразные обезьяны – это потомки парапитека. Но эта точка зрения имеет недостаточно обоснований вследствие немногочисленности останков последнего. В качестве реликтового гоминоида имеется в виду мифическое существо – снежный человек.

человекообразные обезьяны

Описание приматов

Человекообразные обезьяны имеют более крупное, чем у мартышкообразных особей, тело. Узконосые приматы не имеют хвоста, седалищных мозолей (есть маленькие у гиббонов только), защечных мешков. Характерной особенностью гоминоидов является способ их передвижения. Вместо перемещения на всех конечностях по веткам они двигаются под ветками преимущественно на руках. Данный способ передвижения именуется брахиацией. Приспособление к его использованию спровоцировало некоторые анатомические изменения: более гибкие и длинные руки, уплощенная грудная клетка по передне-заднему направлению. Все человекообразные обезьяны способны вставать на задние конечности, освободив при этом передние. Для всех видов гоминоидов характерна развитая мимика, способность мыслить и анализировать.

современные человекообразные обезьяны

Отличие человека от человекообразных обезьян

Узконосые приматы имеют значительно больше волос, которые покрывают практически все тело, за исключением небольших участков. Несмотря на сходство человека и человекообразных обезьян по строению скелета, руки у людей развиты не так сильно и имеют значительно меньшую длину. При этом ноги у узконосых приматов менее развиты, слабее и короче. Человекообразные обезьяны легко передвигаются по деревьям. Часто особи раскачиваются на ветвях. Во время ходьбы, как правило, используются все конечности. Некоторые особи предпочитают способ перемещения «хождение на кулаках». В этом случае масса тела переносится на пальцы, которые собраны в кулак. Различия человека и человекообразных обезьян проявляются также и в уровне интеллекта. Несмотря на то что узконосые особи считаются одними из самых умных приматов, их умственные задатки не так развиты, как у людей. Однако практически все обладают способностью к обучению.

сходство человека и человекообразных обезьян

Среда обитания

Человекообразные обезьяны населяют тропические леса Азии и Африки. Для всех существующих видов приматов характерно свое место обитания и образ жизни. Шимпанзе, например, карликовые в том числе, живут на земле и на деревьях. Эти представители приматов распространены в лесах Африки практически всех типов и в открытых саваннах. Однако некоторые виды (бонобо, например) встречаются только во влажных тропиках бассейна Конго. Подвиды гориллы: восточная и западная равнинная – больше распространены во влажных африканских лесах, а представители горного вида предпочитают лес с умеренным климатом. Эти приматы нечасто залезают на деревья в виду своей массивности и проводят на земле практически все время. Гориллы живут группами, причем количество членов изменяется постоянно. Орангутаны, наоборот, одиночки, как правило. Они населяют болотистые и влажные леса, прекрасно лазают по деревьям, с ветки на ветку перебираются несколько медленно, но достаточно ловко. Их руки очень длинные – доходят до самых лодыжек.

отличие человека от человекообразных обезьян

С давних времен люди стремились установить контакт с животными. Многие ученые занимались вопросами обучения человекообразных обезьян речи. Однако работа не дала ожидаемых результатов. Приматы могут издавать только отдельные звуки, мало похожие на слова, а словарный запас в целом весьма ограничен, особенно в сравнении с говорящими попугаями. Дело в том, что в ротовой полости отсутствуют у узконосых приматов определенные звукообразующие элементы в органах, соответствующих человеческим. Именно это объясняет неспособность особей развивать навыки произношения модулированных звуков. Выражение своих эмоций осуществляется обезьянами по-разному. Так, например, призыв обратить внимание на них – звуком «эээ», страстное желание проявляется пыхтением, угроза либо испуг – пронзительным, резким криком. Одна особь узнает настроение другой, смотрит на выражение эмоций, перенимая те или иные проявления. Для передачи какой-либо информации в качестве основных механизмов выступают мимика, жесты, осанка. Учитывая это, исследователи попытались начать разговаривать с обезьянами при помощи языка жестов, который используют глухонемые люди. Молодые обезьяны достаточно быстро обучаются знакам. Через достаточно короткий период люди получили возможность беседовать с животными.

различия человека и человекообразных обезьян

Восприятие прекрасного

Исследователи не без удовольствия отметили, что обезьяны очень любят рисовать. При этом приматы будут действовать достаточно аккуратно. Если дать обезьяне бумагу, кисть и краски, то в процессе изображения чего-либо, она будет стараться не заходить за край листа. Кроме того, животные достаточно искусно разделяют плоскость бумаги на несколько частей. Многие ученые считают картины приматов поразительно динамичными, ритмичными, исполненными гармонии как по колориту, так и по форме. Не один раз удавалось показать работы животных на художественных выставках. Исследователи поведения приматов отмечают, что обезьяны обладают эстетическим чувством, хоть и проявляется оно в зачаточной форме. Например, наблюдая за жившими на воле животными, они увидели, как особи сидели во время заката на лесной опушке и зачарованно наблюдали заход солнца.

Ученые выяснили почему люди и человекообразные обезьяны лишились хвоста

Люди и человекообразные обезьяны – единственные млекопитающие, не имеют хвоста. Исчез он примерно 25 миллионов лет назад. Не сложно догадаться, что так распорядилась эволюция, а это значит, что отсутствие хвоста наделило наших предков определенными преимуществами. То есть особям без хвоста было легче передвигаться, они комфортней себя чувствовали и хорошо размножались, в результате чего стала доминировать бесхвостая популяция. Если изучать процесс избавления от хвоста на уровне ДНК, то у предков людей и человекообразных обезьян возникла мутация, которая не позволила расти хвосту. Но, это лишь в общих чертах, а что касается точного генетического механизма, обеспечившего потерю хвоста у гоминоидов, долгое время он оставался неизвестным. Однако ситуация изменилась в последние годы, когда ученые смогли расшифровать большое количество обезьяньих геномов. В частности, им удалось даже выяснить какая мутация привела к такому результату и как она возникла.

Ученые нашли мутацию в гене, который отвечает за наличие хвоста

Как человек лишился хвоста

Чтобы выяснить причину “бесхвостости”, ученые Нью-Йоркского университета провели исследование, в ходе которого сравнили ДНК девяти видов хвостатых обезьян и шести бесхвостых. В результате внимание привлек ген TBXT. Внутри него у бесхвостых обезьян, как и у людей, был обнаружили Alu-элемент. Правда, у прочих приматов он в этом гене тоже присутствовал, но располагался иначе. Соответственно, это натолкнуло ученых на мысль, что данная мутация лишила обезьян и людей хвоста.

Как сообщают ученые в своей статье, опубликованной в издании bioRxiv, Alu-последовательности называют еще “прыгающими генами”, или транспозонами, так как они способны сами себя копировать в различные участки ДНК.

Чтобы убедиться в своем предположении, исследователи провели опыт на мышах. Они модифицировали геном грызунов, добавив в него тот же элемент, который обнаружен в геноме людей и человекообразных обезьян. В результате данная модификация действительно повлияла на хвосты животных — они иногда вырастали короткими или вовсе отсутствовали.

Расщепление позвоночника — расплата людей за отсутствие хвоста

Также ученые выяснили, что эта же мутация приводит к дефектам спинного мозга в результате расщепления позвоночника. Правда, дефект встречается не часто, примерно у одного-двух младенцев на тысячу. Это дает ученым повод предполагать, что лишение хвоста обеспечило человека серьезными преимуществом, которое перевесило вред от мутации. Расщепление позвоночника исследователи назвали своего рода расплатой за отсутствие хвоста. К слову, эволюция человека на этом не закончилась. Мы и сейчас продолжаем изменяться, соответственно, наши потомки не будут похожи на современных людей.

Генетики все чаще поражают своими последними открытиями. Чтобы не пропустить их, подписывайтесь на наш Яндекс.Дзен-канал

Как возникла мутация, которая лишила человека хвоста

Транспозоны используют определенных механизмов, работающих на малекулярном уровне, которые позволяют им самокопироваться в разные участки ДНК. Некоторые из них даже способны кодировать белки, обеспечивающие самокопирование. Правда Alu-элементов это не касается — они сами не кодируют белки, в результате чего использует для самовоспроизведения другие транспозоны, обладающие необходимыми для копирования белками. Тем не менее, в ходе эволюции им удалось распространиться по геному человека. Как отмечают ученые, 10,7% от всей ДНК человека занимает Alu-последовательность. Но какую функцию она выполняет?

Когда транспозон копирует себя, он может оказаться в некодирующей ДНК. В таком случае его появление ни к каким серьезным последствиям не приводит. Но если Alu элемент внедряется в последовательность, отвечающую за кодирование белка или активность гена, то последствия возникают серьезные, которые нельзя упустить из вида. Ген может вообще перестать выполнять свою функцию или изменить свою активность.

Читайте также  Почему кабачок горький

Приматов лишил хвоста «прыгающий ген», который появился в белке TBXT

У приматов сразу два Alu-элемента оказались в гене TBXT, что привело к укорачиванию хвоста. Однако на самом деле не все так просто. Alu-элемент в геноме человека привел к тому, то белок TBXT стал более коротким, чем должен быть. Однако у людей эмбриональные клетки создают второй такой же белок нормальной длины. У мышей же изначально синтезируется только длинный белок. Когда исследователи методом генной инженерии сделали их TBXT белок коротким, животные вообще перестали выживать. Затем ученые обеспечили два варианта белка, как у человека — длинный и короткий. В итоге, как я сказал выше,хвост мог быть разным — коротким, обычным или вообще отсутствовать.

Отсюда можно сделать вывод, что на наличие хвоста определяют еще и другие гены, помимо TBXT, которые тоже в ходе эволюции у людей и некоторых обезьян претерпели изменение. Что же касается мышей, хвосты у них были разными по той причине, что активность генов зависит от среды.

Напоследок напомню, что по мнению некоторых ученых, люди потеряли хвост дважды, а не один раз. То есть вначале наши предки избавились от мясистого «рыбьего» хвоста, а затем от тонкого, костлявого, который остался у некоторых обезьян..

Найдено ключевое различие между человеческим и обезьяньим интеллектом

По мнению большинства антропологов, главным стимулом для развития умственных способностей у приматов являются сложные общественные отношения. На снимке: макаки резусы (фото с сайта pin.primate.wisc.edu)

Дети в возрасте двух с половиной лет справляются с задачами «социального» характера гораздо лучше обезьян, хотя в решении «физических» задач шимпанзе и орангутаны нисколько не уступают им. Это подтверждает «гипотезу культурного интеллекта» (the cultural intelligence hypothesis), согласно которой выдающиеся интеллектуальные способности, отличающие человека от животных, развились в связи с общественным образом жизни и с требованиями сложной и гибкой социальной организации. По-видимому, умственные способности наших предков в ходе эволюции развивались неравномерно: сначала развились социально-ориентированные навыки, а остальные «подтянулись» позже.

Прогрессивное развитие мозга и умственных способностей у приматов неразрывно связано с общественным образом жизни, с необходимостью предвидеть поступки соплеменников, манипулировать ими, учиться у них, а также оптимально сочетать в своем поведении альтруизм с эгоизмом. Такова точка зрения большинства серьезных антропологов на сегодняшний день. Идея о том, что разум у приматов развился для эффективного поиска фруктов или, скажем, выковыривания пищи из труднодоступных мест («гипотеза экологического интеллекта»), сейчас имеет мало сторонников. Она не может объяснить, зачем приматам такой большой мозг, если другие животные (скажем, белки) отлично справляются с очень похожими задачами по добыче пропитания, а мозг у них при этом остается маленьким. Напротив, «гипотеза социального интеллекта» подтверждается многими фактами: например, выявлена положительная корреляция между размером мозга у приматов и размером социальной группы (приматы, в отличие от большинства стадных животных, знают всех своих соплеменников «в лицо» и с каждым имеют определенные взаимоотношения — совсем как у людей).

Почему же именно люди стали самыми умными из всех приматов? Согласно одной из наиболее правдоподобных гипотез, дело тут в том, что люди — животные не просто социальные, а «ультрасоциальные». Только люди способны формировать принципиально разные по своей структуре коллективы, различающиеся своими традициями, нормами поведения, способами добычи пропитания, системой внутригрупповых отношений, устройством семьи и т. д. Как бы сложно ни были устроены коллективы обезьян, такой гибкости у них нет и в помине: для каждого вида обычно характерен лишь один способ социальной организации, а культурные различия между группами хотя и встречаются, но не идут ни в какое сравнение с тем, что наблюдается у Homo sapiens.

Чтобы эффективно функционировать в сложном и переменчивом социально-культурном окружении, у людей должны были с некоторых пор развиться интеллектуальные способности совершенно определенного плана. Речь идет о способностях к эффективной коммуникации, обучению, а главное — к пониманию не только поступков, но и мыслей и желаний своих соплеменников (такое понимание называют «теорией разума» — «theory of mind»). Очевидно, что способности такого рода должны проявляться уже в раннем детстве, в период активного обучения и социальной адаптации, иначе большой пользы от них не будет.

Вопрос, однако, в том, каким образом появились у людей эти способности. На этот счет предложены две альтернативные гипотезы. Либо они возникли в результате равномерного развития интеллекта в целом («гипотеза общего интеллекта» — «general intelligence hypothesis»), либо это было специфическое, узконаправленное развитие именно социально-культурных способностей, а все прочие (например, способности к абстрактному логическому мышлению, выявлению причинно-следственных связей в физическом мире и т. п.) развились позже, как нечто дополнительное, вторичное («гипотеза культурного интеллекта» — «cultural intelligence hypothesis»).

Речь идет, таким образом, о магистральном направлении эволюции человеческого разума. Становились ли мы «вообще умнее» (больше коры — больше объем памяти — быстрее и эффективнее обучение — выше быстродействие «процессора»; а культурная эволюция по мере необходимости наполняла это «железо» всё более сложным «софтом»), или у нас совершенствовались в первую очередь строго определенные, социально-ориентированные умственные способности, а все остальные — постольку-поскольку.

«Гипотеза общего интеллекта» на первый взгляд кажется более правдоподобной, однако можно привести и доводы в пользу «гипотезы культурного интеллекта». Так, известно, что у многих животных специфические умственные способности действительно развиваются очень локально, как бы «на заказ», так что общий интеллектуальный уровень при этом не повышается или повышается не очень сильно (например, уникальные способности к ориентированию у перелетных птиц).

Антропологи из Германии, Испании и США опубликовали в последнем номере журнала Science результаты замечательного исследования, целью которого было «столкнуть лбами» две гипотезы и получить прямые доводы в пользу той или другой. Авторы рассудили, что если верна «гипотеза культурного интеллекта», то в индивидуальном развитии человека должен быть такой возраст, когда по «физическому» интеллекту мы еще не отличаемся от высших обезьян, а по «культурно-социальному» уже значительно их опережаем. Предположение это блестяще подтвердилось, и соответствующий возраст был найден.

В экспериментах приняли участие представители трех видов приматов: 106 шимпанзе (в возрасте от 3 лет до 21 года), 32 орангутана (3–10 лет) и 105 детишек в возрасте двух с половиной лет плюс-минус два месяца. Всем им был предложен большой набор тестов, куда входили задачи двух категорий: «физические» и «социальные». Число подопытных было достаточно велико, чтобы можно было сделать необходимые поправки на пол, возраст и индивидуальный темперамент (который оценивался при помощи дополнительных тестов).

При разработке тестов ученые исходили из следующих соображений. Способность ориентироваться в физическом мире у приматов развивалась преимущественно в контексте добывания пищи. Для этого приматам нужно решать задачи, связанные: 1) с пространством (чтобы находить пищу), 2) с количествами (чтобы выбирать лучшие из множества возможных источников пищи), 3) с причинами и следствиями (чтобы извлекать пищу из труднодоступных мест, в том числе с использованием орудий). Для адаптации в социальном мире приматы тоже решают задачи трех типов: 1) «коммуникационные» (чтобы влиять на поведение соплеменников), 2) связанные с обучением, 3) связанные с «теорией разума» (чтобы предвидеть чужие поступки).

В соответствии с этим, комплекс тестов, разработанный исследователями, состоял из шести тематических блоков. Подробное описание методики и видеоклипы находятся в открытом доступе в дополнительных материалах к статье. Каждая обезьяна и каждый ребенок проходили весь комплекс тестов; это занимало от 3 до 5 часов.

Эффективность решения физических и социальных задач у детей, шимпанзе и орангутанов. Кружками обозначены результаты, резко выбивающиеся из «типичного» диапазона для данного вида. Рис. из обсуждаемой статьи в Science

Дети и шимпанзе одинаково успешно справились с «физическими» задачами; орангутаны лишь немного им уступили (см. рисунок). Орангутаны хуже справлялись с «пространственными» и «причинно-следственными» задачами, тогда как по «количественным» задачам все три вида показали одинаковые результаты. В некоторых тестах (например, связанных с использованием орудий) шимпанзе опередили детей.

В «социальной» сфере дети продемонстрировали полное превосходство над обоими видами обезьян. Шимпанзе и орангутаны показали одинаковые результаты. Любопытно, что по социальным тестам среди детей выявилось несколько «особо тупых», а среди обезьян — несколько «особо гениальных» (кружочки на панели B).

Степень вариабельности (разброс) результатов оказался у всех трех видов одинаковым; в социальной сфере он выше, чем в физической. Впрочем, этот результат авторы считают не очень надежным — здесь могли сказаться специфические особенности заданий, входивших в два тематических блока.

У всех трех видов оба пола показали одинаковую результативность в решении социальных задач. В решении физических задач у людей девочки оказались чуть-чуть способнее мальчиков, а у шимпанзе — наоборот.

Кроме того, дети в ходе тестирования вели себя в целом более робко и проявляли меньше интереса к новым объектам, чем обезьяны. У детей никакой корреляции между темпераментом и результативностью не обнаружилось, а среди обезьян более смелые лучше справлялись с физическими задачами.

Авторы заключают, что полученные результаты представляют собой весомое свидетельство в пользу «гипотезы культурного интеллекта», и с ними трудно не согласиться.

Конечно, это нельзя назвать абсолютно строгим доказательством. Можно допустить, что люди отличаются от обезьян не специфическими социально-ориентированными интеллектуальными способностями, а более общим умением разбираться в скрытых от непосредственного наблюдения причинах явлений, в том числе — в мотивации и смысле чужих поступков. Но и в этом случае весьма вероятно, что это умение развилось изначально именно для решения «социальных» задач, и уже потом было приспособлено для всего остального.

Авторы отмечают еще одно слабое место своего исследования. Все тесты проводились людьми, в том числе и тесты социального характера, в которых подопытные должны были правильно интерпретировать поведение экспериментатора. Стоит ли удивляться, что маленькие люди лучше справлялись с этим, чем представители других биологических видов? Авторы, однако, указывают, что некоторые из использованных ими «социальных» тестов ранее ставились в таких модификациях, что подопытные обезьяны должны были понимать смысл поступков своих сородичей, а не людей. И, насколько можно судить по опубликованным результатам, данный фактор не влияет на результативность — иными словами, если обезьяна не сделала правильных выводов из наблюдений за поведением человека, то не сделает их, и наблюдая за сородичем, совершающим те же действия.

На каком этапе эволюции наши предки приобрели новые, не свойственные обезьянам «социально-ориентированные» интеллектуальные способности? Авторы полагают, что это произошло уже после стадии архантропов (Homo erectus), живших 1–2 млн лет назад. У эректусов, по мнению авторов, этих способностей еще не было, потому что: 1) мозг у них рос очень быстро, скорее по «обезьяньему», чем по «человеческому» сценарию; 2) нет фактов, говорящих о существовании у архантропов значительных социально-культурных различий между группами.

Авторы намерены в дальнейшем применить свой комплекс тестов к 50 другим видам приматов. Это позволит с большой детальностью реконструировать последовательность развития различных интеллектуальных способностей у приматов в ходе их эволюции.

Источник: Esther Herrmann, Josep Call, María Victoria Hernàndez-Lloreda, Brian Hare, Michael Tomasello. Humans Have Evolved Specialized Skills of Social Cognition: The Cultural Intelligence Hypothesis, есть также полный текст // Science. 2007. V. 317. P. 360–366.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: